22:26 

Рассказ. Без названия.

asya_del
Любовь к себе всегда взаимна!
- Вот черт!!!! Я на работу опаздываю! Рома, подъем! Ты тоже опаздываешь!!! Почему ты меня не разбудил?!?!
Роман не довольно приоткрыл один глаз и посмотрел на свою любимую, бегающую в растерянности по комнате. Она наклонилась над кроватью и начала искать в складках одеяла свои тонкие кружевные трусики. Рома лениво протянул руку и схватил девушку за запястье. Она автоматически дернулась в сторону, но тут же оказалась опять в постели.
- Ася! Сегодня выходной! – лениво сказал Роман, - И у нас первый день отпуска! Точнее у меня, а ты уже не работаешь!
Девушка с ошарашенным видом присела на кровать, убрав с лица копну шикарных темных волос.
- П-прости! – тихо сказала она и повалилась на ту же подушку, на которой спал Роман. Он никогда не понимал, почему из кучи подушек, лежащих на их кровати Ася непременно выбирает именно его, но это умиляло его, как и многое другое в ней, и он не возражал.
Кончик ее носа соприкоснулся с его, и ее большие глаза, казалось, заполнили все вокруг. Он смотрел в них где-то с полминуты, а затем закрыл глаза.
- Рома-а-а! – пропела она.
Бедолаге снова пришлось приоткрыть глаза.
- Чего?
- Я хочу под твое одеяло!
Рома молча, не открывая глаз, приподнял край своего одеяла, протянул руку и обхватив девушку за талию, подтащил к себе. Крепко обнял и закрыл одеялом с головой. Рома крепко прижимал ее к себе, чувствуя, как бьется ее сердце и как она дышит ему в грудь.
- Какая же ты горячая! – сказал он спросонья. Она хихикнула и ничего не ответила, только...
- Ася, прекрати! Что ты делаешь? Мне щекотно! Ну вот, а я ведь просто хотел выспаться! – выдохнул он, смирившись со своим положением.

- Мя! Мя! Мя!
- Не мяучь! Выпрямись! Вытри лицо – ты опять ела мороженое лбом!
- Убери хохолок! Застегни куртку! И у тебя ширинка расстегнута!
Девушка на ресепе улыбнулась. Парочка смотрелась феерично, они были похожи как брат и сестра, но при этом было ясно, что они влюбленные. Она обратила на них внимание, когда они были еще далеко, в конце очереди. Скучая, они все время менялись ролями, то он кривлялся, а она распекала его как мать, то наоборот, баловалась она, а он ее призывал к порядку. Финальный аккорд перед подачей паспортов был просто великолепен.
Паспорта указывали на то, что они не женаты, но она была готова поклясться, до этого осталось не далеко.

- Ты знаешь, я всегда боялась плавать, но сейчас понимаю, что с тобой не боюсь!
- Потому что я тебя спасу?
Она облокотилась на перила палубы, он стоял рядом, положив руки в карманы и смотрел на солнечные лучи, играющие на серых морских волнах.
- Нет, потому что рядом с тобой мне не страшно умереть!
Он молча протянул руку, положил ей на плечо и притянул к себе, она уткнулась лицом ему в подмышку, внезапно он прижал ее со всей силой к своей груди.
С самого начала независимая, смелая, даже немного агрессивная, она была для него не такой, какой ее видели все. Он разглядел ее настоящую: ранимую, добрую, испуганную, и он с самого начала хотел ее защищать и оберегать.
- Мне тоже! – тихо сказал он, - Но мне бы не хотелось, чтобы мы умерли, не сейчас и не в ближайшие пару десятков лет! Я протестую! Я слишком долго тебя искал, чтобы снова потерять!
- Я тоже слишком долго тебя ждала!
Он отодвинул ее от себя и посмотрел в лицо. На ее щеке, в уголке глаза, блестела слезинка. Что это? Грусть или просто ветер надул? Ее улыбка, ее глаза, ее волосы, это доверие в лице. Слова сами сорвались с языка.
- Я люблю тебя!
Она сжалась так, будто у нее перехватило дыхание. Во все глаза она смотрела на него. Он считал, что слова это не главное и она тоже. Свое отношение они доказывали поступками, при чем иногда настолько безумными и меняющими все, что даже сомневаться не приходилось в их чувствах друг к другу. Он несколько раз говорил ей, что умрет за нее, она, что пойдет за ним на край света. Он называл ее родной и самой близкой, она его самым главным, самым лучшим. Они еще ни разу не говорили друг другу о чувствах. Он думал, что она тоже любит его, но недоверчивый взгляд больших глаз его напугал.
- Я это серьезно! – добавил он.
Она открыла рот и тут же его закрыла, ничего не сказав, а он ждал ответного признания. Он взял ее за руку, разжал ее пальцы и достав что-то из кармана, положил ей в ладонь, затем закрыл ее в кулачок.
- Я пойду в каюту! Хочу переодеться и думаю, мы можем сходить посидеть в ресторан, ты, если хочешь, еще погуляй! Я не тороплю!
Он ушел. Она понимала, что именно находится у нее в руке, но не решалась посмотреть. Наконец, она открыла руку и с немым восторгом уставилась на кольцо. На его ободке была выгравирована надпись “be mine forever”.

- Никто не узнает, пока мы не вернемся?
Губки бантиком, бровки домиком, носик сморщен.
- Да!
Она закружилась, и он услышал щелчок фотоаппарата. Кадр будет солнечным и нежным.
- Рома! Я подумала, что мы могли бы изменить мир! Глупо, да?
- Мы уже изменили мир! Те миры, в которых жили по отдельности, полные одиночества. Мы соединили их в один.
Она засмеялась. Он подхватил ее на руки, перекинул через плечо и побежал с ней по дорожке, на встречу их общему будущему.
Фотограф улыбнулась, это была самая гармоничная пара молодоженов за последний год.

- Спасибо за день! Спасибо за ночь! Спасибо за сына и за дочь!
Годы идут, а Ася не меняется, да и он тоже.
Он задержался: было очень много работы. Если бы Ася могла помочь… но у нее и своих забот хватает. Она человечек творческий, да теперь еще и дочка родилась. Девочка на удивление спокойная, по крайней мере, по ночам. Он посмотрел на мирно спящую жену, рядом с ней, положив в рот пальчик, спит дочурка, а с другой стороны – сын.
Рома морщится. Сын так похож на него, пронзительно похож, даже маленькая ручка с чувством собственности обнимающая младшую сестру и маму так похожа на его объятья. Рома наклоняется и гладит Асю по голове, целует в лоб. Он проводит рукой сначала по голове дочки, а потом и сына. Надо принять душ и лечь рядом. Ася «убьет»его, если он не помоется.
В душе чья-то рука ложится ему на плечо. Рука с нежностью проводит по животу, он чувствует, что начинает настраиваться на продолжение вечера. Даже после многих лет брака, она все еще для него самая желанная. Всегда, даже если он устает.
- Ты уверена? Это первый раз после родов. Я помню, что ты боялась после Ромки.
- Я и в первый раз с тобой боялась, потому что давно не была с мужчиной. Так что у нас будет третий первый раз, - смешок, - Я ведь твоя любимая девочка?
- Ты моя маленькая девочка! – говорит он ей и меняется с ней местами, прижимая к стене, - До конца жизни моя маленькая и любимая...

- Рома, заедешь вечером за сестрой? Заберешь с курсов, все равно вечером у нас ужинаешь!
- Да, мам! А ты в курсе, что у Аси появился молодой человек?
- Ты сдал ее! – Рома старший положил в пепельницу сигарету и со скукой посмотрел на окошко скайпа в мониторе, - Тебе не стыдно?
- Пап, а тебе что, все равно? Она же твоя дочь! Как же комплекс: отец - дочь, дочь - отец.
- Не страдаю! И я знаю, что у нее есть молодой человек!
- Откуда?
- Разведка донесла!
- Они предохраняются! – Рома любуется, как мама красится прямо перед монитором, но на этих ее словах поперхнувшись, начинает кашлять, - А что такого? Между прочим, твои первые презервативы тебе не папа, а я в сумку кинула, когда узнала, что ты за Катькой начал ухаживать.
- Маааам!
- Твоя мама умная женщина! Слушай ее! – Рома старший берет газету, он любит сына, но длительные разговоры по скайпу не для него.
- И это говорит тот, кто называет нашу маму «маленькой девочкой»!
- Не спорь с отцом! – мама чмокает губами, чтобы выровнять помаду и пальчиком расправляет ресницы.
- А куда вы собрались?
- В кино! А потом в кафе, а потом... – папу не видно, но его низкий голос, от которого приходили в восторг Ромкины девушки, когда звонили ему домой, слышен даже из коридора.
Мама не смотрит в монитор. Она смотрит на папу, и Рома знает, что папа смотрит на нее. И эти взгляды... Рома тоже мечтает так смотреть на свою вторую половинку и чтобы она на него смотрела так же, как его родители друг на друга. Но он ее пока еще не встретил, все впереди. Мама была старше двадцати пяти, когда они встретились, а папе, так кажется, за тридцать перевалило.
Они до сих пор смотрят друг на друга как в первый день. Будто между ними есть тайна. Их сны, их объятья, их жесты. Они сами не осознают этого, но как говорит Ася, они как из маминых книг. Мама поет во имя любви, и эта песня любви звучит в их доме постоянно.
- Ром, мы пойдем! Целую, малыш!.. И это, Лена, лучше Иры, на всякий случай, - говорит мама и собирается закончить звонок
- А, по-моему, Лариса, - добавляет папа на заднем фоне и связь прерывается.

Ночь, луна. Кровать в маленькой спаленке в пригородном доме. Они всегда были как брат и сестра, но она была белым аистом, а он черным дроздом. Она всегда была светлее и по цвету глаз, и по цвету волос, а теперь старость их сравняла. Белые волосы, морщинки на лице. Она так боялась старости, но однажды сказала ему, что теперь не боится, потому что он рядом. Так же как когда-то очень много лет назад сказала, что не боится умереть, если он рядом.
Он не спит. Он боится, что однажды не услышит ее ровного дыхания, не почувствует, что в руке, которую он держит, бьется пульс, но он уже принял решение. В день, когда уйдет она, он уйдет за ней.
Она спит спокойно лишь оттого, что это решение приняла гораздо раньше него. Еще даже до того, как их руки были поданы друг другу и они стали мужем и женой. Она приняла это решение, когда он сказал, что любит ее, и когда она сказала: «Я тоже», то уже знала, как поступит.
Они прошли этот путь вместе, до конца, и далеко не всегда он был спокойным и обыденным. Многое случилось.
Они знают, что они как птицы сукьоку, у которых всего по одному крылу и поэтому летать они могут только вместе. Поэтому и они всегда будут вместе, даже не в этом мире.

- Рома! Рома, подъем! – Рома продирает глаза, - Придурошный, на работу опоздаешь! – мобильник надрывается его же тенором.
- Заткнись! – Рома не просто отрубает его, но и кидает в сторону, - Такой сон испортил! Кстати, а что мне снилось?

- Ась, ну ты где? Ты мне сигарет купила?
- Да бегу я уже! Кста, ты енто не можешь меня прикрыть, я уже на подлете!!!!
- Уф, ок!
- Млин!
- Что?!
- Ты когда-нибудь думала о том, что мир прекрасен?
- Настроение хорошее?
- Да так сон хороший приснился!
- О чем?
- Не помню!

«Ты в пути ты все ближе ко мне! Ты покоришься милый и злой! Я свечу оставляю в окне!»

URL
   

So they decided: revolution!

главная