asya_del
Любовь к себе всегда взаимна!
Название: «Только ли я теперь ей нужен?»
Автор: Анна ~Чуи~ Щедрова
Фэндом: FMA
Пейринг: Рой/Риза
Рейтинг: G
Жанр: Смарм, hurt, романтика
Дисклеймер: права на персонажей принадлежат Хирому Аракаве
Содержание: Рой и Риза детьми. О том, как Рою и Ризе пришлось разлучиться и почти не видеться лет 6.
Размещение: все равно
От автора: Думаю это мой последний фик о РойАй в пору их детства. По крайней мере больше мне ничего в голову не приходило.

Он стоял посреди двора и озирался по сторонам. Стайка девочек возле качелей о чем-то радостно шепталась и время от времени оглядывалась на него, после чего снова раздавался взрыв девичьего смеха, похожий на птичье щебетание. Когда они оглянулись на него, в очередной раз, он рассеянно улыбнулся им и, стеснительно помахал им рукой. Девочки замолчали, одна или две хихикнули, после чего вся группка быстро скрылись в деревянном здании школы.
Мальчишки обходили его стороной. Так бывает с новенькими, и в этом нет ничего удивительного.
От нечего делать Рой попинывал камешек, не спуская со спины ранец. «Где же Риза? - выдохнул он, - Я думал, что это школа в которой учится она! А теперь мне даже не с кем позавтракать…»
Три дня назад учитель сказал Рою, что может обучать его только алхимии. Времени на то, чтобы заниматься его основным образованием, у него нет. А если Рой хочет стать образованным человеком, то ему в любом случае придется посещать обычную общеобразовательную школу. Хотя бы ради того, чтобы получить аттестат. Бертольд Хоукай совсем не желал, чтобы его учеником был неуч. Господин Хоукай сказал Рою, что он уже говорил с директором школы, в которой учится Риза и договорился о том, чтобы Рой начал ходить в класс, соответствующий его уровню. Рой понимал, что быть просто алхимиком без школьного аттестата, даже если быть очень способным и талантливым, ничего не значит и не имел ничего против того, чтобы, помимо занятий алхимией, ходить в обычную школу. К тому же сам он не останавливался в изучении учебников по обычным общеобразовательным предметам и не сильно отстал от школьной программы.
- Кого-то ждешь? – пропел чей-то девичий голосок у него за спиной.
Рой обернулся и увидел, что позади него стоят двое – его ровесники. Очень красивая девочка и очень похожий на нее мальчик.
Рой расплылся в улыбке и щеки у девочки заалели.
- Вы не видели Ризу Хоукай?
Мальчик и девочка удивленно переглянулись.
- Прости кого? – голос девочки прозвучал как колокольчик, - В каком она классе?
- Я думаю в, - Рой начал загибая пальцы, считать про себя, - Наверное, в третьем…
- Ой, да она же мелкая! Откуда же нам знать? Мы с такими не общаемся! – сказал мальчик, но в его глазах мелькнуло что-то не хорошее.
- Ты ведь новенький? – снова как ручеек зажурчал голос девочки, - Тебе и обедать, наверное, не с кем!
- Ну, вообще я хотел обедать с Ризой…
- Давай с нами! Меня зовут Кай, а это моя сестра Кира – мы близнецы!
Рой снова оглянулся по сторонам, но в очередной раз, не обнаружив Ризу, наконец, решился, и ответил на приглашение согласием.

Солнце перевалило за зенит, когда Рой шел, поднимая пыль, по дороге, ведущей к дому. Шел он довольно таки быстро, ведь дома ему предстояло отвечать заданный учителем Хоукаем урок. Вряд ли учителю понравится, если Рой опоздает. Дорога была холмистая и шла через поля, то поднимаясь, то опускаясь. И вот, в очередной раз, поднявшись на холм, Рой разглядел маленькую фигурку, быстро семенившую вперед. Ему не составило труда в этой фигурке в школьном платье распознать своего маленького друга – Ризу. Рой прибавил шага и, чтобы догнать юркую девочку, перешел на бег. Он приблизился к ней и его шаги стали эхом отражаться от гравия на дороге. И тут произошло то, что не только заставило Роя удивиться, но и притормозить.
Заслышав шаги, Риза вся сжалась, потом вздрогнула и внезапно начала улепетывать во всю прыть.
«Что это с ней?» - удивился Рой и снова перешел на бег.
Шаги приближались и Риза уже с отчаяньем думала, что не успеет убежать. Она закусила губу, чтобы сдержать, собравшиеся появится на глазах слезы. И тут она услышала: «Риза! Мисс Риза стойте! Это я, Рой!» «Господин Мустанг?» - у самой себя тихо спросила Риза и резко затормозив, развернулась лицом к ученику отца.

Риза резко остановилась прямо посереди дороги и встала столбом. Рой в этот момент бежал с горы, не успел затормозить, столкнулся с Ризой и они вместе упали на землю. Риза только охнуть успела.
Риза открыла глаза и первое, что увидела это голубое небо и плывущие по нему белые овечки облаков. А потом она увидела лицо Роя Мустанга. Черные раскосые глаза смотрели на нее испуганно и сосредоточено.
- Ты в порядке? – тихо спросил он.
- Да… - тихо отозвалась Риза.
- Наверное, шишка будет!
- Наверное…
Что-то екнуло внутри Ризы и сердце бешено заколотилось. Голубое небо с белыми облаками внезапно показалось ей пронзительно красивым. Но выражение ее лица, не чем не выдало внезапно напавшего на нее приступа счастья, лицо по-прежнему было меланхоличным.
- Прости! Я не смог остановиться и из-за меня…
- Хорошо! – совершенно спокойно ответила девочка, пресекая поток извинений, - Только слезьте с меня.
Рой покраснел еще больше и резко подскочил.
- Ой! Прости! – он протянул ей руку и помог подняться, она с достоинством истинной аристократки поднял упавший ранец, и отряхнула школьную форму от пыли, оправляя складки на юбке. Маленькая гордая женщина. Рой внезапно понял, что чувствует себя совершенно неловко. Так, будто он сбил с ног взрослую даму, а не маленькую девочку.
Риза молча пошла вперед и Рой последовал за ней.
Они успели преодолеть еще треть пути до дома. Весь путь они молчали. За последнее время они так много говорили, так много поведали друг другу, что молчание можно было бы назвать естественным. Они ведь, и, правда, часто просто сидели рядом и молчали. Но не в этот раз. В этот раз молчание было неловким и неестественным.
- Почему ты убегала? – первым заговорил Рой.
- Я испугалась.
- Чего?
Риза замолчала. Она не умела врать и Рой это знал.
- Мало ли кто может бродить по дорогам! А я всего лишь маленькая девочка! – все это прозвучало не уверено, но кроме этого, Риза потупила глаза. Рой понял, что она лжет.
- Где ты была на переменах? Я искал тебя!
- Я была в ук… учебной комнате… занималась!
Рой снова почувствовал, как она врет и попытался развеять обстановку.
- У меня появились друзья, я хотел тебя с ними познакомить…
Внезапно Риза резко остановилась и посмотрела на Роя глазами полными ужаса.
- Не стоит, господин Мустанг! Не надо! Даже не пытайтесь! – запричитала она.
- Хорошо! Хорошо! – Рой испугался такой ее реакции и потрепал ее по волосам, - Как скажешь, не буду! Но что…?
- Даже не спрашивайте, - резко отрезала Риза и снова пошла вперед, - Ради вас и нашей дружбы! И лучше не упоминайте мое имя при ваших «друзьях».

Так прошла неделя. Рой быстро нашел общий язык и с учителями и с другими детьми. Учителя его хвалили, мальчишки приглашали в свои игры, а девочки все время чем-то угощали или старались развлечь его беседой. И все бы ничего. Только Ризы ему не хватало.
Он не видел ее на переменах. После школы встречал ее только на полпути домой. И все это время между ними как будто лежала какая-то тень. Только в выходные их отношения снова стали прежними. Риза заливисто смеялась, когда он рассказывал ей услышанные истории, они пользовались своим языком жестом, который придумали, чтобы шкодничать за спиной у Бертольда Хоукая и говорили, говорили, говорили…
Но к вечеру воскресенья Риза снова замкнулась в себе. Рой винил в этом себя. Он снова заговорил с Ризой о школе. Он хотел узнать, почему ее нет на переменах и почему Риза ничего не говорит ему о своих друзьях. Но Риза опять пресекла этот разговор на корню, после чего поспешно собрала свои книги и ушла спать.

В понедельник, Рой, как всегда, спешил из школы домой, в надежде встретить Ризу по дороге. Но уже с середины пути, он понял, что Ризу он не встретит. Первая его мысль была в том, что Риза просто ушла из школы раньше и теперь уже находится дома. Но, когда он подошел к особняку Хоукаев, дом встретил его пустотой и тишиной. Бертольд Хоукай уехал в город. Его дочь из школы все еще не вернулась.
Рой отрезал себе кусок хлеба, положил на него кусок сыра и, поставив на плиту чайник, сел с книжкой у окна. Время от времени, из окна кухни, он встревожено выглядывал на дорогу. Ризу он заметил издалека, но с ней было что-то не то. Как будто вся ее, хоть и детская, но грация, все достоинство, ушло из нее. Риза подбежала к крыльцу, и Рой стремительно направился в прихожую.
- Мисс Риза, где ты… - радостно воскликнул Рой и тут же осекся. На Ризу было больно смотреть. Рукав платья надорван, коленки все в грязи, лицо заплакано, а из разбитой брови сочиться кровь, - Что слу…
Риза мельком глянула на него и ушла в глухую оборону.
- Я упала! – резко и холодно сказала она и вбежала по лестнице на второй этаж, где была ее комната.
Рой стоял в коридоре минут десять. Она опять соврала. Она не упала. Наверное, ей нужна помощь. Но она ее не примет.
Они всего лишь дети, почему же у них все так сложно?
Пока Рой думал, Риза уж успела спуститься вниз. Она была переодетая в домашнее, умытая, а на брови был наклеен лейкопластырь.
- Вы ели, господин Мустанг?

Еще через два дня история снова повторилась. Рой опять не видел Ризу на пути домой, и она опять пришла домой израненная и в порванном платье. На все его вопросы снова укоризненный и холодный взгляд и никаких ответов. Рой вспомнил, такое было и раньше, за исключением того, что он не задавал Ризе вопросов о том, что случилось. Он полагал, что Риза ранится во время игр с однокашниками, что для нее, как и для него, должно было быть совершенно естественно. Ведь, ни смотря, ни на что, они все еще дети. Но теперь, когда он ходил с ней в одну школу и знал, что Ризы никогда не видно на игровой площадке, его брали сомнения. Рой решил проследить за Ризой.

В тот день, когда прозвенел последний звонок, Рой, как всегда, закинув за спину ранец, вышел на дорогу. Но в этот раз он не поспешил домой. Он дошел до первого подлеска недалеко от школы и спрятался у дороги. Рой прождал буквально минут 10 десять, когда не по дороге, а за его спиной, на лесной тропинке, послышались шаги. Рой едва успел сигануть в кусты. И был прав, по тропинке, в задумчивости, брела Риза. «Так вот, каким образом, она срезает путь из школы, хотя уходит позже меня!» Рой, прячась за кустами начал медленно продвигаться вслед за Ризой. Тропинка, как выяснилось, сворачивала в лес от дороги.
Один раз случайно хрустнул ветка, и Риза испуганно стала озираться по сторонам. Рой притаился. Риза продолжила свой путь, но, прибавив скорости. Рой, так как ему приходилось прятаться, далеко не всегда мог ее нагнать. В результате он отстал.
Наконец, забрезжил свет, который указывал на то, что тропинка выходит на дорогу. Рой начал придумывать, как ему следить за Ризой на открытой дороге, как вдруг…
- А вот и наша милая пташка, Риза! – голос показался Рою знакомым, но его владельца он еще не видел.
- Ты, видимо, совсем тупоголовая! – это уже был женский голос, - Зная, что мы тебя будем здесь ждать, ты так ни разу и не изменила маршрут! Это даже скучно!
- Как поживает, твой сумасшедший папаша? А, маленькая Риза? – снова мальчик, но уже не тот, что первый.
Рой не разглядел, что произошло, но услышал, глухой удар и толи вздох, толи вскрик. Ему даже не пришлось задуматься, он и так понял, что это была Риза.
- Отпустите меня! – услышал он голосок Ризы, такой спокойный и гордый, что у него сердце провалилось в пятки.
- Да? А что нам за это будет? – опять девочка и до чего же знакомый голос. Следующее, что услышал Рой это шлепок и тихий вскрик и стон.
Недолго думая, Рой выскочил на тропинку. Даже не посмотрев, на кого бросается, он толкнул девочку, которая держала Ризу за рукав мертвой хваткой. Девочка вскрикнула, отпустила Ризу и упала на пятую точку. Рой прижал Ризу к себе. В тот же миг, она будто потеряла над собой контроль, и вся ее сдержанность куда-то пропала, она всем телом прижалась к своему другу и зарылась личиком в его грудь. Он, наконец, разглядел, кто набросился на Ризу. Это были его одноклассники, а зачинщиками были, те, кого он уже считал друзьями Кай и Кира. Рой рассердился. Лицо его стало не по-детски серьезным.
- Такие взрослые, а нападаете на «мелкую», да еще и на девочку! – сказал он, не отпуская испуганную Ризу.
- Рой! - Кира поднялась на ноги, - Как ты посмел меня толкнуть!? – звонкий как колокольчик голос, стал напоминать истеричную сирену, а потом и змеиное шипение - Ты же говорил, что никогда не опустишься до того, чтобы драться с девочкой!
- Та, что так себя ведет, не может не то что девочкой, а даже человеком считаться! – ответил Рой.
- Что ты сказал? Алхимик недоделанный? Думаешь самый умный!? – заступился за сестру брат.
Рой мягко оторвал от себя Ризу и оттолкнул за свою спину. Он скинул ранец и начал закатывать рукава на школьной рубашке. Четверо мальчишек, что напали на Ризу, переглянулись и их руки сложились в кулаки. Кира, видимо, осталась в стороне, ожидая удачного момента, чтобы отомстить «мелкой» за свое унижение. Риза попыталась ухватить Роя за рукав. Она мотала головой и весь ее взгляд умолял: «Не нужно! Не нужно этого делать!»
- Дай подраться, Риз! – твердо отрезал Рой и бросился в драку.

Они стояли в просторной гостиной. Оба, подле друг друга. В синяках и ссадинах, в запачканной и порванной одежде. Бертольд Хоукай возвышался над ними и лицо его было мрачнее тучи.
- Так значит, вы, уважаемый Рой Мустанг, вместо того, чтобы учится, ввязались в драку! И мало того, что вы опустились до махания кулаков, вы еще и применили алхимию в целях насилия…
- Но учитель их было слишком много, и они могли бы…
- Меня не интересует, что они могли бы! Меня интересует, что могли вы! Мне не приятно будет обучать алхимии человека, который не понимает, что есть вещи, к которым алхимия не применима!
- Папочка! – Риза до этого тихо хлюпающая носом, уже не сдерживалась и заливалась слезами, - Но папочка! Это я, только я во всем виновата, если бы…
- Риза Хоукай! Тебе сейчас слово не давали! Но, если ты сама выступила, то я уже скажу. Твое дурное влияние на господина Мустанга, все эти детские игры, а теперь еще и драки, вынуждают меня отправить тебя в ту школу для девочек, где ты получила стипендию год назад.
Риза внезапно перестала плакать, при одном взгляде на нее становилось страшно. Было ощущение, что комок слез встал у нее поперек горла, а вся кровь отошла от лица, и лицо стало мертвенно-бледного цвета. Бертольд очень хорошо помнил, что, то же самое случилось именно тогда, когда она получила эту стипендию, и встал вопрос об ее отъезде. Но тогда она смотрела на него, на своего отца, этим странным взглядом (так будто пытается запомнить его, потому что больше никогда не увидит). Теперь же, он ревниво заметил, что взгляд дочери был адресован не ему, а его ученику.
- Папа, прошу тебя, не надо!
- Вы не имеете права так поступать! – сквозь зубы процедил Рой и сложил руки в кулаки, ой, как не понравился Бертольду огонек, блеснувший в глубине черных глаз этого мальчишки.
- Прости, что? – Бертольд едва сдержал гнев и все что смог выразить в этом вопросе это презрение. Что-то напугало его. Он хорошо относился к мальчику, но тот был своеобразен, и Бертольд всегда боялся потерять контроль над ним.
- Я говорю, вы не имеете права так поступать с Ризой. Она ваша дочь, а вы отсылаете ее от себя, не понимая, что все, что ей нужно это вы!
«Только ли я теперь ей нужен?» - мелькнуло в голове у Бертольда.
- У тебя есть какие-то замечания по воспитанию моей дочери!? Ты считаешь, что достаточно взрослый и умный для этого!? Если так, то моя дочь останется при мне! А ты можешь идти на все четыре стороны!
- И пойду! - Рой резко развернулся и направился к выходу из гостиной и тут же его удержали, и он по инерции, чуть не упал. Рой медленно повернул голову, рядом с ним стояла Риза и крепко держала его за плечо. На лице не осталось ни бледности, ни слез. Глаза смотрели на него спокойно и по-доброму, на столько по-доброму, что у него закололо в сердце.
- Папа! Я пойду собирать вещи! Думаю, завтра я могу уже выехать в Ист Сити! Если, конечно, нужно, чтобы я как можно скорее уехала!
- Риза… - Рой смотрел на Ризу и готов был поклясться в этот момент, что чувствует как ей больно.

Из дневника воспоминаний Ризы Хоукай: «Наверное, именно в тот момент, когда он сказал, что готов уйти, я смогла признаться, хотя нет, ни о каком признание самой себе тогда не шло речи, я ведь была совсем ребенком… Я смогла понять, что я люблю этого мальчишку. И, возможно, что буду любить всегда… Именно поэтому я первый раз в своей жизни поступила так, как было лучше для него…»

Из дневника Бертольда Хоукая: «Привязанность моей дочери к моему ученику велика. Еще более приятно видеть, как постепенно возрастает в нем ответная привязанность. Риза истинная дочь моей покойный жены. Разлучив их, я поступил верно... Теперь я уверен, что все, что у меня есть (моя дочь и мои исследования), если со мной что-то случится не пропадут… Найдется, хотя бы один человек, который сможет получить мое скромное наследство.»